Монументалист Александр Масловский.

Он создал новый образ Оренбурга.

Газета "Оренбургская неделя"

Автор: Наталия Веркашанцева

В галерее искусств «На Пушкинской» открылась персональная выставка заслуженного художника России Александра Масловского «Звук тишины». Не ошибемся, если назовем эту экспозицию необычной. Потому что впервые в этих залах можно увидеть работы оренбургского автора из частной коллекции. А представил их Дмитрий Клюшин, старший научный сотрудник института экономики Уральского отделения Российской академии наук, который приобрел у художника более 60 работ.

Они жили в одном дворе. Их дети вместе росли. Поэтому автор знал, в чьи руки попадут его творения, с которыми до последнего не хотел расставаться. И расстался только года за два до ухода из жизни: надо было содержать семью. Но Дмитрий Ильич, работник бюджетной сферы, мог позволить себе недорогие произведения – в основном этюды и акварели. И вот часть из них была представлена 11 октября на вернисаже.

Александр Масловский – сибиряк. Родился в Красноярском крае. Байкал, Братск, Ангара, Енисей, которые мы видим на выставке, — родные для него пейзажи. Он написал их на заре туманной юности – лет в 25-28. В 80-е годы он, выпускник художественного института им. Сурикова, в качестве художника-монументалиста был приглашён в Оренбург – создавать новый образ города. И Оренбуржье тоже стало ему родным. В экспозиции представлены кувандыкские пейзажи, которые приводили его в творческий восторг. Говорят, впервые увидев эти нетронутые временем холмы, он воскликнул: «Да здесь же динозавры должны ходить!».

Как уже сказано, Александр Масловский был монументалистом. Его авторству принадлежат роспись в фойе Дворца культуры и спорта «Газовик», мозаичное панно на здании издательского комплекса «Южный Урал» и другие монументальные работы. Более 20 лет он оформлял храмы. Расписывал домовую церковь мученицы Татианы, делал мозаику для Никольского кафедрального собора, церкви Иоанна Богослова и села Новоникольского Александровского района. Работал надмозаичной иконой святых Страстотерпцев, на которой изображены члены царской семьи для Саракташской обители милосердия. В этом списке — Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь Нижегородской области, для которого он сделал три большие иконы. По признанию коллег, художников, которые могут осилить такие объёмы, сейчас нет.

Эта выставка камерная. Она даёт представление, может, о малой части творчества Александра Масловского, но очень важной – лирической. Она даёт представление о душе художника.

Ирина Бушухина,
искусствовед

Я бы назвала эту выставку скорее лирико-эпической. Даже в маленьких этюдах – такая мощь. Он же парит над нами. Смотрит на этот мир сверху. Оттуда всё выглядит огромным и значительным. Он показывает нам всю красоту мира. И спасибо ему за то солнце, которое он нам дарит. Эти солнечные лучи, которые брызжут на нас с вами с его работ, это что-то фантастическое. Он как никто из оренбургских художников был наделен художественной поэтичностью, качеством, которое способно сохранить свежесть, живость, подлинность окружающего мира. Замечательный художник. Он нас подпитывает, радует, вдохновляет. Он нам говорит, что мы живём на этой земле и должны видеть её красоту. Сложнейший был человек, но умнейший. Он всегда говорил: у художника должны быть мозги и живые руки. Мозги были удивительные. И сам он был сделан из такого крепкого человеческого материала, который мог противостоять любым житейским невзгодам, творческой сумятице, тяготам и болезням.

Владимир Ерышев, Арт-директор
галереи искусств «На Пушкинской»

В преддверии Нового года открылась далеко не самая громкая, пафосная и неожиданная выставка из всех, которые здесь проводились. Но по-своему драгоценная и очень уютная. Юрий Крикунов был весьма скромный человек. И примечательно то, что в экспозиции отражена вся бескорыстность этого человека, писавшего в буквальном смысле – для себя. В его работах нет никакой коммерческой составляющей. Они абсолютно честны. Они очень откровенны в своём реализме. Очень важно, что именно такая выставка представлена в нашей галерее, которая и была изначально задумана, как меценатский, просветительский проект. Мне представляется очень важным и то, что немолодые художники, пришедшие сегодня сюда, сделали несколько открытий, увидев работы Юрия Крикунова. Я был отчасти соседом Юрия Михайловича по мастерской. Но сказать, что знал его, не могу. Это был человек достаточно закрытый. Занимаясь этой выставкой, я открыл для себя этого художника с новой стороны. Обратите внимание: так, как писал он, сейчас никто не пишет. Вот этот настоящий реализм – крепкий, здравый, которому обучали и который достигал больших высот в своей тонкости, духовности, откровенности, практически забылся. Не то, чтобы это хорошо или плохо. Просто сейчас всё иначе. Время другое. Поэтому эта выставка в своей тихой интимности, я думаю, должна представлять интерес не только для людей, воспитанных на этом, но и для тех, кто этого не видел в силу своего возраста.

Дмитрий Клюшин, 
коллекционер 

Мне как коллекционеру было интересно посмотреть, как воспримут зрители эти работы. Узнать, как они будут смотреться не в комнате, а в пространстве выставочного зала. По тому, сколько народу пришло на вернисаж, я понял, какую большую ценность имеют работы Александра Масловского. И благодарен зрителям, которые пришли. Потому что Масловский – художник, которого надо помнить. Вообще в моей коллекции около 700 работ оренбургских художников. Один из самых любимых – Александр Овчинников. Моя мать училась с ним в одном классе. Говорила: Шурка все время рисовал, во время войны, как только находили чистый клочок бумаги, отдавали ему. Александр Иванович дорог мне как земляк и как художник. Я делал выставки в Дании, Швейцарии, Германии – люди буквально выхватывали его этюды из рук. Потому что они музейного уровня.

Светлана Масловская,
жена художника

Когда я услышала, что выставка называется «Звук тишины», удивилась. Потому что Саша в жизни был не тихим человеком. Он достаточно ярко выражал свои эмоции. Но, подумав, решила, что это правильное и очень точное название. Для него как для художника, желающего проникнуть в основу, была характерна внутренняя тишина. Ему было сложно в жизни. У него не складывалось с персональными выставками. Несколько раз готовил, но всё время что-то происходило. Я думаю, это связано с тем, что он многого требовал от себя. Трепетно относился к тому, что считал делом своей жизни. Каждый день он вставал в полпятого утра и шёл в мастерскую. Даже в последние два года, когда был фактически уже между жизнью и смертью. Я думаю, он был бы счастлив, что такая выставка состоялась.

1/5

© 2016 Галерея искусств «На Пушкинской». 

г.Оренбург, ул.Пушкиская д.26 

  • White Tumblr Icon
  • White YouTube Icon
  • White Vkontakte Icon
  • White Instagram Icon
  • Facebook Clean